Ваш регион

Москва

&nbps;
 
Страницы: 1 2
 

Ревматоидный артрит

Ревматоидный артрит — системное воспалительное заболевание соединительной ткани с преимущественным поражением суставов по типу хронического прогрессирующего эрозивно-деструктивного полиартрита. Встречается во всех климатогеографических зонах примерно у 0,4—1% населения, преимущественно у женщин среднего и пожилого возраста.

    Этиология и патогенез. В соответствии с мультифакториальной теорией Р. а. может развиться под влиянием разнообразных воздействий окружающей среды при условии генетической предрасположенности. Среди возможных этиологических факторов рассматриваются некоторые инфекционные агенты; стрептококки группы В. микоплазмы, ретровирусы, вирус Эпстайна-Барр.

    В основе Р. а. лежит хронический воспалительный процесс в синовиальной оболочке суставов, обусловленный развитием местной иммунной реакции с образованием аггрегированных иммуноглобулинов (преимущественно IgG-класса), к Fc-рецепторам которых образуются аутоантитела, называемые ревматоидными факторами. Аутоантитела могут формировать иммунные комплексы, соединяясь как с С1g-компонентом комплемента, так и с другими белками. Иммунные комплексы, попадая в синовиальную жидкость, фагоцитируются нейтрофилами, которые в процессе фагоцитоза разрушаются. В результате выделяются различные лизосомальные ферменты, способные активировать медиаторы воспаления — кинины, простагландины, компоненты комплемента, обладающие анафилактогенными, цитотоксическими и хемотаксическими свойствами. Последнее способствует притоку большого числа нейтрофилов в полость сустава, что усиливает накопление в ней медиаторов воспаления. В самой синовиальной оболочке концентрируются активированные лимфоциты, которые в процессе кооперативного иммунного ответа выделяют различные лимфокины, оказывающие повреждающее действие на ткани сустава и способствующие формированию гранулем (ревматоидных узелков). Патогенез большинства внесуставных (системных) проявлений Р. а. связан с развитием иммунокомплексного васкулита, а также с непосредственным повреждением различных тканей активированными лимфоцитами и аутоантителами.

    Клиническая картина. Наиболее типично постепенное медленное развитие болезни (так называемый классический вариант течения). Как бы исподволь появляются боли, ощущение скованности и припухлость суставов. Сначала поражается относительно небольшое число суставов. Боли в суставах умеренные, возникают лишь при движениях. Характерно ощущение скованности в суставах, более выраженное по утрам. Отмечаются припухлость пораженных суставов, болезненность их при пальпации, гипертермия кожи над ними, цвет которой, как правило, не изменен. Уже с самого начала болезни характерна симметричность артрита. Примерно у 10% больных Р. а. начинается и длительно протекает в виде моно- или олигоартрита преимущественно крупных суставов.

    У небольшой части больных Р. а. может начинаться остро. Высокая «беспричинная» лихорадка с ознобами — первый и наиболее выраженный симптом этого варианта болезни. Клиническую картину определяют также симптомы интоксикации и такие системные проявления, как серозит, кардит, увеличение лимфатических узлов, печени, селезенки, а также лейкоцитоз, увеличение СОЭ. Признаки артрита вначале могут отсутствовать (имеются только полиартралгии) или бывают умеренно выражены. Лишь спустя несколько недель или даже месяцев стойкий суставной синдром становится очевидным. В дальнейшем, особенно под влиянием лечения, может наблюдаться трансформация в классический вариант течения Р. а., но нередко сохраняется тенденция к агрессивному течению с сохранением в период обострения лихорадки.

    К редким вариантам начала Р. а. относится рецидивирующий артрит. Отмечается острое или подострое развитие артрита одного или нескольких суставов, бесследно проходящих через небольшой промежуток времени без лечения. Повторяющиеся «атаки» артрита могут в течение ряда лет предшествовать развитию типичного стойкого полиартрита, характерного для Р. а. Крайне редко Р. а. может начинаться с появления ревматоидных узелков, расположенных подкожно или во внутренних органах (например, в легких), — так называемый ревматоидный нодулез. Поражение суставов при этом развивается позже.

    Суставной синдром составляет основу клинической картины. В патологический процесс могут быть вовлечены практически любые суставы, а также околосуставные ткани (связки, сухожилия, мышцы и др.). Наиболее характерна для Р. а. тенденция к развитию эрозивного полиартрита с симметричным поражением суставов и их деформацией. Типичными для Р. а. считаются артрит проксимальных межфаланговых суставов, в результате которого пальцы приобретают веретенообразную форму, и воспаление пястно-фаланговых суставов (рис. 1). Часто отмечается воспаление лучезапястных, пястных, запястных и межзапястных суставов. Одним из ранних симптомов Р. а. является уменьшение массы межкостных мышц на тыле кисти, обусловленное снижением их функциональной активности, реже миозитом.

    Поражение сухожилий и изменения мышц играют ведущую роль в формировании стойких деформаций кистей: латеральное отклонение пальцев, деформации пальца типа «пуговичной петли» (сгибательная контрактура проксимального и переразгибание дистального межфаланговых суставов) или «шеи лебедя» (сгибательная контрактура дистального и переразгибание проксимального межфаланговых суставов). Эти деформации встречаются почти исключительно при Р. а. и определяют понятие «ревматоидная кисть». В области локтевых суставов могут обнаруживаться ревматоидные узелки (рис. 2). Наиболее часто они располагаются в области локтевого отростка и проксимальной части локтевой кости. Узелки обычно безболезненны, умеренно плотные, небольших размеров.

    Артрит плюснефаланговых суставов почти постоянно встречается при Р. а. Следствием стойкого артрита этих суставов являются молоточковидная деформация пальцев, подвывих головок плюсневых костей по направлению к подошве стоп, отклонение пальцев кнаружи. В результате этих изменений формируется плоскостопие, возникают болезненные «натоптыши», hallux valgus и бурсит в области I плюснефалангового сустава. Комплекс этих изменений принято называть «ревматоидной стопой». Часто наблюдается артрит голеностопных суставов, который может привести к варусной деформации стопы.

    При поражении коленных суставов рано начинается атрофия четырехглавой мышцы бедра. У ряда больных явная деформация сустава может быть связана не с выпотом в его полость, а с утолщением периартикулярных тканей. Фиброзные изменения суставной капсулы, сухожилий мышц, прикрепляющихся в области коленного сустава, могут приводить к развитию сгибательных контрактур. Иногда синовиальная жидкость скапливается преимущественно в задних отделах сустава — развивается киста Бейкера, достигающая подчас больших размеров.

    Нарушение подвижности и боли в тазобедренном суставе при Р. а. иногда связаны с асептическим некрозом головки бедренной кости, возникающим обычно на фоне длительного лечения кортикостероидами.

    Относительно редко наблюдается артрит грудиноключичных и височно-нижнечелюстных суставов. Поражение суставов черпаловидных хрящей может приводить к охриплости голоса, а поражение сочленений слуховых косточек — к снижению слуха.

    При Р. а. могут развиваться подвывихи суставов, сгибательные контрактуры, костный анкилоз (чаще в межзапястных, лучезапястных, реже в проксимальных межфаланговых суставах и суставах стоп).

    Боль, ощущение скованности в шейном отделе позвоночника — частые жалобы больных Р. а. Редкой особенностью поражения шейного отдела позвоночника при Р. а. является развитие подвывиха в атлантоосевом сочленении из-за размягчения и истончения поперечной связки атланта. Подвывихи других шейных позвонков (чаще CIII—CIV) могут приводить к травматизации спинного мозга, что проявляется в легких случаях лишь утомляемостью при ходьбе, парестезиями, а в выраженных — нарушениями чувствительности и двигательными расстройствами,

вплоть до тетраплегии.

    Полиневропатия — проявление васкулита сосудов, питающих периферические нервы. Характерно поражение дистальных отделов нервных стволов, чаще всего малоберцового нерва, с развитием нарушений чувствительности. Больных беспокоят онемение, жжение, зябкость в дистальных отделах конечностей. Отмечаются болезненность при пальпации не только пораженных суставов, но и тканей, расположенных в отдалении от них, снижение или повышение чувствительности в зоне поражения нервов. Реже возникают двигательные расстройства. Как правило, полиневропатия наблюдается у больных серопозитивным Р. а. одновременно с наличием подкожных ревматоидных белков.

    Ревматоидный васкулит обусловливает возникновение точечных участков некроза, чаще всего в области ногтевого ложа (так называемый дигитальный артериит); безболезненных язв, локализующихся обычно на голени; эписклерита, микроинфарктов или кровоизлияний в бассейне легочных, церебральных, венечных или брыжеечных сосудов.

    Поражение сердца при Р. а. проявляется чаще перикардитом и миокардитом, преимущественно гранулематозным, очаговым. Крайне редко могут формироваться пороки сердца (недостаточность митрального клапана или клапана аорты).

    Ревматоидное поражение легких включает: диффузный фиброзирующий альвеолит, узелковое поражение логичной ткани, васкулит. Серозит (чаще плеврит, перикардит) выявляется лишь при рентгенологическом исследовании (умеренно выраженный спаечный процесс).

    Ревматоидное поражение почек (гломерулонефрит) встречается реже. чем амилоидоз и лекарственные нефропатии, и характеризуется умеренными протеинурией и микрогематурией.

    Сочетание Р. а. с поражением экзокринных желез, в основном слюнных и слезных, наблюдается, по данным различных авторов, у 10—15% больных и носит название синдрома Шегрена (см. Шегрена болезнь).

    Сочетание Р. а. с гепатоспленомегалией и лейкопенией называют синдромом Фелти, а одновременное наличие Р. а. и силикоза с узелковым поражением легких — синдромом Каплана.

    Одним из наиболее серьезных осложнений Р. а. является амилоидоз. Он развивается у 10—15% больных, как правило, через много лет от начала болезни, но у отдельных больных возникает уже в первые годы.

    В соответствии с принятой в нашей стране классификацией, выделяют ревматоидный моно-, олиго- или полиартрит и системные проявления, к которым также относят синдромы Фелти, Каплана и Шегрена. Различают серопозитивный (при наличии ревматоидного фактора в сыворотке крови) и серонегативный (при его отсутствии) Р. а. Наличие ревматоидных факторов (антиглобулиновых антител различных классов иммуноглобулинов), особенно в высоком титре, имеет при Р. а. не только диагностическое, но и прогностическое значение.

    В классификации также выделяют три степени активности процесса в зависимости от выраженности артрита, числа пораженных суставов, внесуставных проявлений и изменений лабораторных показателей активности воспаления, а также варианты течения (быстро прогрессирующее или медленно прогрессирующее), рентгенологической стадии процесса и три степени функциональной недостаточности суставов.

    Диагноз. В раннем распознавании Р. а. большое значение имеют стойкость артрита мелких суставов кистей и стоп, симметричность процесса, наличие общих нерезко выраженных признаков заболевания (субфебрилитет, утомляемость, похудание), обнаружение IgM-ревматоидного фактора в крови (латекс-тест) в средних и высоких титрах, наличие ревматоидных узелков.

    Синовиальная жидкость при Р. а. мутная, вязкость ее снижена, содержание белка и лейкоцитов повышено (преимущественно за счет нейтрофилов), муциновый сгусток рыхлый, выявляются IgM-ревматоидный фактор и так называемые рагоциты — нейтрофилы, содержащие в цитоплазме иммунные комплексы; гемолитическая активность комплемента и уровень глюкозы снижены.

    Рентгенологические изменения, особенно рано выявляемые в суставах кистей и стоп, также имеют большое диагностическое значение. Основными признаками при этом являются околосуставной эпифизарный остеопороз, сужение суставной щели, развитие краевых костных эрозий (узур). Околосуставной остеопороз характеризуется однородным уменьшением плотности кости; отчетливо видимый в норме трабекулярный рисунок эпифизов заметно «размывается». Сужение суставной щели при Р. а. происходит равномерно на всем протяжении. Наиболее ранние эрозивные изменения суставных поверхностей при Р. а. отмечаются в проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых (чаще в головках II—III пястных костей) суставах, костях запястья, в лучезапястном суставе (особенно в области шиловидного отростка локтевой кости), а также в головках плюсневых костей. С диагностической точки зрения важно, что эрозии костей при Р. а. всегда наблюдаются одновременно с сужением щели соответствующего сустава и околосуставным остеопорозом. При Р. а, могут наблюдаться различных размеров (чаще мелкие) кистевидные просветления в области эпифизов. В ряде случаев они обусловлены развитием ревматоидных гранулем в костной ткани.

    В диагностике Р. а. рекомендуется использовать предложенные Американской ревматологической ассоциацией критерии: утренняя скованность не менее 1 ч на протяжении, по крайней мере, 6 нед.; артрит не менее трех суставов в течение, по крайней мере, 6 нед.; артрит суставов кисти (лучезапястных и пястно-фаланговых или проксимальных межфаланговых), длящийся не менее 6 нед., симметричный характер артрита; ревматоидные узелки; ревматоидный фактор в сыворотке крови; рентгенологические изменения, типичные для Р. а. (околосуставной остеопороз или эрозии). При наличии любых 4 признаков диагноз Р. а. считается достоверным.

    Ранний диагноз Р. а. нередко затруднен, т.к. комплекс характерных признаков появляется не в первые месяцы. Поэтому в начале болезни необходимо проводить дифференциальный диагноз с некоторыми вариантами таких заболеваний, как анкилозирующий спондилоартрит (см. Бехтерева болезнь), Рейтера синдром, псориатический артрит (см. Псориаз), остеоартроз, подагра.

    В дифференциальной диагностике с болезнью Бехтерева решающее значение имеет обнаружение рентгенологическои признаков сакроилеита, а также антигена гистосовместимости В27, встречающегося при Р. а. не чаще, чем в популяции (5—8%), а при болезни Бехтерева — в 90—95% случаев. При синдроме Рейтера также повышена частота выявления антигена гистосовместимости В27, но в отличие от болезни Бехтерева и Р. а. отмечаются характерные урологические (уретрит, баланит), глазные (конъюнктивит) и кожные (keratodermia blenorhagica) проявления. При дифференциальной диагностике этих заболеваний с Р. а. необходимо учитывать развитие их преимущественно у мужчин молодого возраста, что менее свойственно ревматоидному артриту.

    Поражение суставов при псориатическом артрите, как правило, отличается от Р. а. несимметричностью, наличием распространенного периартикулярного отека, вовлечением дистальных межфаланговых суставов кистей, типичных кожных проявлений. Последние могут отмечаться у этих больных непостоянно и локализоваться только на редко осматриваемых частях тела (например, на волосистой части головы).

    Вторичный синовит при остеоартрозе с преимущественным поражением суставов кистей отличается от Р. а. тем, что развивается только в тех суставах, которые чаще вовлекаются в процесс именно при остеоартрозе, — дистальных, реже проксимальных межфаланговых, и практически не встречается в пястно-фаланговых суставах (за исключением I пальца), а также отсутствием ревматоидного фактора.

    В ряде случаев возникает необходимость в проведении дифференциального диагноза с системной красной волчанкой, болезнью Шегрена, реактивными артритами (см. Артриты), саркоидозом, туберкулезным артритом (см. Туберкулез внелегочный, костей и суставов), пирофосфатной артропатией.

    Лечение. Для лечения Р. а. предложены различные методы, выбор которых зависит от формы болезни, степени активности процесса, течения, характера изменений суставов, системных проявлений и других факторов. В ранних стадиях болезни и при отсутствии клинических признаков системности лечение Р. а., как правило. должно начинаться с подбора нестероидных противовоспалительных средств. Среди них наиболее часто используются ацетилсалициловая кислота (средняя суточная доза 3 г), ортофен (0,15 г), индометацин (0,15 г), ибупрофен (1,2 г), напроксен (0,75 г). Это быстродействующие препараты, максимальный терапевтический эффект которых выявляется через 1—2 нед. Путем последовательного назначения выбирают наиболее эффективный и хорошо переносимый в каждом случае препарат, который используют практически непрерывно, в сочетании с другими препаратами. Широко применяют внутрисуставное введение кортикостероидов (суспензии гидрокортизона, но предпочтительно препаратов пролонгированного действия — кеналога, депо-медрола), особенно при небольшом числе пораженных суставов. Назначение препаратов кортикостероидов внутрь абсолютно показано лишь больным с генерализованным васкулитом, особенно при лихорадочных реакциях. Обычно применяют преднизолон, дозу которого подбирают индивидуально (в среднем 15—20 мг в сутки). Во всех остальных случаях к назначению кортикостероидов следует подходить как к вынужденной и, что особенно важно, временной мере. Необходимость в этом возникает, как правило, при множественном поражении суставов с выраженным болевым синдромом, не уменьшающимся под влиянием нестероидных противовоспалительных средств и внутрисуставного введения кортикостероидов. Начальная суточная доза преднизолона в таких ситуациях составляет 10—15 мг. При стихании активности необходимо во всех случаях пытаться постепенно снизить дозу и полностью отменить препарат, используя с этой целью длительно действующие средства.

    Прогрессирование болезни, несмотря на лечение нестероидными противовоспалительными средствами, является показанием для присоединения медленно действующих («базисных») препаратов. На первом этапе рассматривается вопрос о назначении одного из следующих средств: хингамина, гидроксихлорохина, препаратов золота, пеницилламина, салазосульфапиридина. По лечебному эффекту первое место занимают препараты золота. Хингамин применяют по 0,25 г в сутки, гидроксихлорохин (плаквенил) — по 0,2 г в сутки. При этом 1 раз в 3—4 мес. необходим осмотр больного офтальмологом для предупреждения осложнений со стороны органов зрения. Кризанол вводят внутримышечно из расчета 17—34 мг металлического золота на инъекцию (в 1 мл 5% раствора кризанола содержится 17 мг золота). Пеницилламин назначают по 150—300 мг в сутки в течение первых 3 мес., затем при отсутствии эффекта суточную дозу каждые 4 нед. увеличивают на 150 мг. Максимальная суточная доза препарата обычно не должна превышать 750—900 мг. При применении кризанола и пеницилламина необходимо еженедельно проводить исследования мочи и крови с целью диагностики и предупреждения развития лекарственной нефропатии и цитопений. В последние годы достаточно широко стали использовать салазосульфапиридин, а также салазопиридазин (по 2 г в сутки).

 
 
Страницы: 1 2
 
 
 

Ваш комментарий

 
 
Задать вопрос
Самое популярное

Когда и как потерять девственность

Девственность и куриное яйцо. Какая между ними связь? А такая, что жители племени куаньяма, что живет на границе с Намибией, в древности лишали девочек девственности при помощи куриного яйца. Ненамно

Всё о температуре тела

Температура тела - комплексный показатель теплового состояния организма человека, отражающий сложные отношения между теплопродукцией (выработкой тепла) различных органов и тканей и теплообменом между

10 способов сбросить 5 кг

Небольшие изменения в питании и образе жизни помогут изменить ваш вес. Хотите сбросить лишние килограммы? Не переживайте, вам не придется морить себя голодом или делать изнурительные упражнения. Иссл

О насНаши клиентыРеклама медицинских центровМаркетинг для салонов красоты и SPA
Рейтинг Nedug.Ru - клиники Москвы, клиники Петербурга
© 2000-2017 Nedug.Ru. Информация на этом сайте не призвана заменить профессиональное медицинское обслуживание, консультации и диагностику. Если вы обнаружили у себя симптомы болезни или плохо себя чувствуете, то необходимо обратиться к врачу для получения дополнительных рекомендаций и лечения. Все замечания, пожелания и предложения присылайте на [email protected]